Нормы о расторжении контрактов в сфере госзакупок плохо прописаны в законодательстве и оставляют заказчикам поле для злоупотреблений. 14 августа в НИУ ВШЭ прошло совещание рабочей группы Экспертного совета при Правительстве РФ по вопросам госрасходов и госзакупок.

7 июня 2013 года вступили  в силу изменения в федеральный закон о госзакупках (94-ФЗ), связанные в том числе с порядком одностороннего расторжения контрактов по инициативе заказчика. Аналогичные положения относительно случаев и последствий расторжения контракта содержит закон о федеральной контрактной системе (44-ФЗ), вступающий в силу с 1 января 2014 года. Согласно им, поставщик, с которым контракт был расторгнут в одностороннем порядке, получает «черную метку» — включается в реестр недобросовестных поставщиков. Именно эти пункты настораживают экспертов больше всего.

 

«Закон предусматривает, что односторонний отказ от исполнения контракта осуществляется в соответствии с гражданским законодательством, — напомнил Дмитрий Илюшин, эксперт Института государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ. — Однако Гражданским кодексом предусматривается возможность такого отказа заказчика вообще без оснований».

 

Законом о госзакупках также фактически отменяется обязанность заказчика компенсировать подрядчику убытки, вызванные необоснованным односторонним отказом заказчика от исполнения контракта. Все это, по мнению эксперта, позволит недобросовестным заказчикам злоупотреблять своим правом и оказывать давление на контрагентов.

 

"Участники совещания считают необходимым зафиксировать в законе исчерпывающий перечень «объективных» оснований для расторжения контракта, обязательное проведение экспертизы, если отказ связан с «качественными» основаниями, и процедуру внесудебного обжалования решения заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта"

 

Другая проблема связана с введением обязательной экспертизы товара при расторжении контракта за ненадлежащее качество. «Экспертиза требует определенных знаний в каждой отрасли, и отдавать экспертизу чиновнику, который не владеет этими знаниями — прямой путь к коррупции», — считает Олег Сиваков (Торгово-промышленная палата РФ). На его взгляд, необходимо проведение экспертизы и при расторжении контракта по такому основанию, как «невозможность исполнения». В первых редакциях закона о федеральной контрактной системы, которые были согласованы палатой, такое положение было, но затем исчезло.

Жертвами шантажа со стороны недобросовестных заказчиков могут стать прежде всего малые предприятия, количество которых в России в последнее время и так сокращается, добавил Илия Димитров, исполнительный директор НКО «Ассоциация электронных торговых площадок».

 

По словам Веры Дьячок, начальника управления муниципального заказа Твери, чтобы процесс расторжения контракта в одностороннем порядке был прозрачным и подрядчик четко понимал, где он неправ, нужно ввести новые документы по приемке, оценке качества и экспертизе товара. А вот директор по закупкам ОАО «РусГидро» Сергей Янсон, уверен, что «проблема не в отсутствии новой инструкции, а в тотальном неприменении существующей инструкции приемки продукции». Юрист «РосПила» Анатолий Шашкин, в свою очередь, предложил разъяснить в законе, каким будет административный порядок обжалования в случае несогласия с односторонним расторжением контракта.

Таким образом участники совещания считают необходимым зафиксировать в законе исчерпывающий перечень «объективных» оснований для расторжения контракта, обязательное проведение экспертизы, если отказ связан с «качественными» основаниями, и процедуру внесудебного обжалования решения заказчика об одностороннем отказе от исполнения контракта.

 

Олег Серегин, новостная служба портала ВШЭ