(495)-989-48-67

info@gosreforma.ru

6 июня журнал "Коммерсантъ-Деньги" публикует статью "Опасные вузы", о перспективах, которые могут ожидать коммерческие вузы в связи с демографической ямой. По мнению руководителя отдела новых технологий Центра региональных программ совершенствования госуправления НИУ ВШЭ Владимира Елисеенко, для добросовестных студентов рисков принудительного закрытия их вуза нет: "Качество высшего образования в России сегодня настолько низкое, что никому не придет в голову закрывать вузы, которые оказывают хоть сколько-нибудь качественные образовательные услуги. Зачем их трогать, если можно начать с той трети вузов, которая просто занимается продажей дипломов в явном или скрытом виде. Начинать будут, безусловно, с них. Так что волноваться должны только те самые "покупатели дипломов", а также "покупатели отсрочек от службы в армии""

 

 

Дорогой студент

 

20 июня российские школьники сдадут последний ЕГЭ и начнут подавать документы в заранее выбранные вузы. О том, насколько правильным оказался их выбор, они узнают в ближайшие два-три года, в течение которых у учебного заведения могут возникнуть различные проблемы. 

Провал рождаемости 1990-х аукнулся сегодня нехваткой не только призывников, но и абитуриентов вузов. "В текущем году в вузы поступает на 9,4% меньше абитуриентов, чем годом ранее: если в 2010 году школу окончило 795,9 тыс. школьников, то в текущем — 727, 5 тыс. Впрочем, это не предел — сейчас школы оканчивают родившиеся в 1992-1993 годах, а к 1999-му рождаемость упала еще на четверть. То есть в 2016 году выпускников школ будет немногим более 600 тыс.— вдвое меньше, чем в 2005-м",— рассказывает председатель Российского студенческого союза Артем Хромов. 

От демографического спада 90-х пострадают в первую очередь коммерческие вузы, которым после заполнения мест на бюджетных и даже платных отделениях государственных вузов может не хватить студентов. Как следствие, стоимость обучения в них вырастет — вузы будут вынуждены поднять ставки, чтобы избежать банкротства. По оценкам Артема Хромова, ставки за обучение, предлагаемые поступающим, и так растут ежегодно на 10-15%. Сегодня они в среднем по стране составляют 35 тыс. руб. в год, в Москве — 65 тыс., а по отдельным специальностям и направлениям в наиболее статусных вузах — до 300 тыс. в год. Но поступив, студент не застрахован от дальнейшего повышения — согласно российскому законодательству, высшие учебные заведения не обязаны устанавливать фиксированную плату на весь период учебы. 

"Ежегодно в подавляющем большинстве вузов для уже обучающихся повышается стоимость обучения на 7-10%,— рассказывает Артем Хромов.— К сожалению, зачастую родители и абитуриенты не обращают внимания на договор, который они подписывают с вузом. Для многих через полгода-год становится откровением, что они должны увеличить семейные расходы на образование ребенка. Уже давно представители различных органов власти и гражданского сообщества требовали в целях поддержки студенчества законодательно обязать высшие учебные заведения устанавливать фиксированную плату на весь период обучения. Однако чиновники Минобрнауки и ректоры многих вузов всячески противятся изменению законодательства". 

По идее первыми при такой конкуренции должны обанкротиться всякие шарашки, зачастую не имеющие даже госаккредитации (выдающие диплом не государственного образца и не предоставляющие отсрочку от призыва), однако именно они, скорее всего, выживут — у них особый клиент, просто покупающий диплом для повышения социального статуса и самооценки. 

"Академик" со справкой

 

Помимо закрытия ввиду нерентабельности, вузам может угрожать лишение госаккредитации или лицензии на образование по всем или отдельным направлениям. Последнее прогнозируется для юридических и экономических отделений в непрофильных вузах, которых, согласно заявленному курсу модернизации, быть не должно (см. статью "Жертвы модернизации" в "Деньгах" от 28 марта 2011 года). 

Примечательно, что в этом году впервые проходит переаккредитация вузов, в рамках которой лицензия будет выдаваться бессрочно. Правда, эта бессрочность не исключает дальнейшего контроля со стороны государства: вуз может лишиться аккредитации в случае выявления инспектирующими органами несоответствий предъявляемым к нему требованиям. Разумеется, процесс реформирования системы образования растянется на довольно долгий срок, однако поступивший в этом году может на 3-4-м курсе оказаться перед фактом — окончить свой вуз по выбранной специальности не получится. 

"В законе написано, что вуз "обязан", но сама процедура обеспечения продолжения образования для студентов вузов, лишившихся лицензии, никакими нормативными актами не регламентирована,— комментирует первый проректор Международной академии бизнеса и управления Екатерина Добренькова.— Как правило, администрация вуза предлагает студентам закрывшихся специальностей перевестись с потерей года на другую специальность (деньги обычно за этот год не компенсируют). При закрытии всего вуза можно договориться с другими вузами о переводе в них студентов, но это в чистом виде добрая воля администрации. В остальных случаях студенту просто выдают академическую справку о прослушанных и сданных курсах, с которой он ищет место продолжения учебы самостоятельно". 

По мнению руководителя отдела новых технологий Центра региональных программ совершенствования госуправления НИУ ВШЭ Владимира Елисеенко, для добросовестных студентов рисков принудительного закрытия их вуза нет: "Качество высшего образования в России сегодня настолько низкое, что никому не придет в голову закрывать вузы, которые оказывают хоть сколько-нибудь качественные образовательные услуги. Зачем их трогать, если можно начать с той трети вузов, которая просто занимается продажей дипломов в явном или скрытом виде. Начинать будут, безусловно, с них. Так что волноваться должны только те самые "покупатели дипломов", а также "покупатели отсрочек от службы в армии"". 

Гарвард по-российски

 

Отдельная история — небольшие провинциальные вузы, которые теряют студентов из-за того, что после перехода на ЕГЭ жителям глубинки стало проще попасть в столичные и престижные областные университеты. 

"Небольшие вузы будут исчезать,— прогнозирует ректор Московского государственного университета технологий и управления Валентина Иванова.— Единственный способ выжить — войти в состав популярного бренда — крупного университета. Слияния-поглощения касаются не только вузов, расположенных на периферии. Например, Московский университет пищевых производств недавно присоединил к себе Московский государственный университет прикладной биотехнологии и Государственную академию инноваций". 

Заметим, что подобные слияния и поглощения нередко сопровождаются скандалами и протестами. Например, в марте студенты и преподаватели Всероссийского заочного финансово-экономического института провели у здания Минобрнауки акцию протеста против присоединения к Финансовому университету при правительстве РФ. 

По наблюдению экспертов, Минобрнауки сегодня проводит целенаправленную политику укрупнения вузов — в том числе и для того, чтобы остановить массовый отток людей из регионов. В частности, продолжается создание так называемых федеральных университетов на базе крупных областных университетов — своеобразных отечественных Гарвардов на территории федеральных округов. Например, СФУ был образован на базе Красноярского университета присоединением трех местных вузов еще в 2006 году. В том же году на базе Ростовского университета и еще трех отраслевых институтов появился ЮФУ. Дальневосточный государственный университет был переименован в Дальневосточный федеральный университет в 2008-м, однако реально процесс укрупнения начался только в 2011-м, когда к нему присоединили три региональных вуза. А на базе вузов Ставропольского края планируется создание Северо-Кавказского федерального университета. С одной стороны, студенты, чьи мелкие вузы вливаются в структуру крупных брендов, только выиграют — получат диплом не провинциального института, а известного университета. Однако и тут не все просто — при слиянии местная учебная инфраструктура может быть ликвидирована из-за малочисленности студентов, которым теперь придется переезжать в областной город. Например, как рассказал заместитель председателя приемной комиссии Сибирского федерального университета Валентин Журавлев, СФУ уже два года назад закрыл свои филиалы в Норильске, Дудинке, Канске и сейчас закрывает в Шарыпово — филиалы там очень маломощные, а численность контингента такова, что головной вуз может справиться самостоятельно. Логичное решение проблемы — переход на дистанционную форму обучения, позволяющий студенту избежать дополнительных расходов на аренду квартиры (нехватка мест в общежитиях университетов наблюдалась и до укрупнения). 

 

 

Специалист болонский

 

Но даже если и с вузом, и со специальностью не произойдет никаких пертурбаций, уже сейчас очевидно, что далеко не все желающие смогут получить полноценное высшее образование в рамках одного учебного заведения. Причина заключается в том, что с 1 сентября 2011 года пятилетние программы подготовки специалистов (за исключением нескольких направлений) заменяются на принятую в Европе двухступенчатую программу обучения (так называемая Болонская система), включающую в себя бакалавриат (4 года) и магистратуру (2 года). В частности, на юридические специальности во всех вузах в новом учебном году будут набирать только в бакалавриат. А вот удастся ли учебным заведениям получить лицензию на магистратуру — большой вопрос: у непрофильных вузов шансов практически нет. "Лицензионные требования для магистратур очень жесткие,— рассказывает проректор по учебной и воспитательной работе МГЮА имени О. Е. Кутафина Елена Грачева.— В вузе должно быть не менее шести профильных кафедр, не менее 70% преподавателей должны быть в штате, а не совместителями. Из этих штатных преподавателей 80% должны иметь ученую степень, из них половина — докторскую. Подобным требованиям отвечает далеко не каждый государственный вуз, не говоря уже о частном". И несмотря на оптимистичные заявления, что "бакалавр — это тоже высшее образование", общество пока не воспринимает бакалавров как полноценных специалистов: в стране, где традиционно высшее образование подразумевает пять-шесть лет, окончивших четырехлетний бакалавриат считают недоучками. "У двухступенчатой системы есть очень много сбоев и рисков,— признает заместитель председателя приемной комиссии Сибирского федерального университета (СФУ) Валентин Журавлев.— Работодатель пока плохо понимает, кто такие бакалавры и магистры. У нас не существует тарифно-квалификационного справочника магистра и бакалавра". 

А вот как комментирует эту ситуацию Артем Хромов: "На текущий момент в большинстве вузов количество бюджетных магистерских мест примерно в три раза меньше числа мест в бакалавриате. В ближайшем будущем планируется перейти на систему, когда в магистратуру сможет поступить только каждый пятый бакалавр. В итоге не все студенты смогут преодолеть обе ступени высшего профессионального образования. Переход на Болонскую систему — попытка сократить количество выпускников, имеющих полное высшее образование, и увеличить количество полуспециалистов. Кроме того, реформа высшего образования направлена на экономию бюджетных средств: стоимость подготовки бакалавра существенно ниже цены, которую государство платит за обучение специалиста". 

Выиграют от введения новой образовательной системы магистратуры коммерческих вузов и те, кто предлагает программы МВА. "Обучение в магистратуре предполагает усиленную подготовку к научным исследованиям и преподавательской работе в вузе. Нужно ли это всем? — комментирует первый проректор по учебной работе Южного федерального университета (ЮФУ) Игорь Узнародов.— Кроме того, существует престижное обучение в специализированных областях управления и бизнеса — MBA. Таким образом, самостоятельность, ответственность и осознанная специализация в выбранном профиле образования — вот те подходы абитуриентов, которые предполагается стимулировать введением уровневой системы высшего образования". 

Маловероятно, что в условиях дефицита студентов появятся новые коммерческие вузы, однако о рисках поступления в недавно открытые учебные заведения стоит напомнить. "Вуз может получить госаккредитацию только после того, как состоится хотя бы один выпуск,— рассказывает ректор Национального открытого университета Анатолий Шкред.— Конечно, вузы стараются совместить первый выпуск с аккредитацией и успеть дать и этому выпуску диплом государственного образца. Однако гарантий, что это удастся, нет". 

Одни эксперты переход на Болонскую систему однозначно одобряют, в том числе потому, что европейский стандарт поможет поднять статус российского диплома в других странах. Иные же считают переход на двухступенчатую систему откровенным вредительством и разрушением фундаментального образования. С мнением последних поспорить трудно, учитывая то, что подавляющее число подготовленных по новой программе выпускников будут вынуждены ограничиться бакалавриатом. 

Как будущему студенту стоит вести себя в сложившихся реалиях, советует Артем Хромов: "Во-первых, абитуриентам стоит внимательно ознакомиться с договором вуза и обратить внимание на процедуру повышения стоимости обучения. Во-вторых, важно уточнить в вузе количество мест в магистратуре, ведь их может на поверку оказаться меньше числа мест в бакалавриате. В-третьих, стоит уточнить возможность объединения вуза с другим учебным заведением, так как процесс слияния может привести к сокращению специальностей, изменению образовательных программ, повышению платы за обучение и т. д. В-четвертых, абитуриентам, желающим поступать в учебное заведение другого населенного пункта, следует уточнить стоимость обучения и процедуру заселения в общежитие, так как мест в нем может не оказаться, а стоимость проживания — превысить все разумные пределы. В-пятых, молодым людям необходимо проверить аккредитацию специальностей вуза, на которые они поступают. В случае ее отсутствия юноша подлежит призыву и его могут забрать в армию в период обучения".