(495)-989-48-67

info@gosreforma.ru

«Поднятый на недавнем заседании президиума Госсовета животрепещущий вопрос, по какой системе оценивать глав регионов и не ввести ли для этой цели новый "синтетический" показатель "модернизационной успешности регионов", который был бы, по словам Дмитрия Медведева, связан с "личным успехом губернатора, с его судьбой", волнует подавляющее меньшинство населения. Зато меньшинство крайне влиятельное — самих губернаторов, Дмитрия Медведева и нынешний исполняющий обязанности главы Минфина Антона Силуанова. Последний хотел бы воздействовать на регионы "через административную мотивацию", полагая, по всей видимости, недостаточным воздействие через примерно 1,3 трлн руб. межбюджетных трансфертов (о том, как непросто распределяются эти средства…», - пишет «Коммерсантъ-Деньги» в статье «Федерация на дотациях».

 

 Эксперты Центра региональных программ совершенствования госуправления ИГМУ НИУ ВШЭ комментируют вопрос региональная дифференциации:

 

"В большинстве субъектов РФ, особенно в дотационных, присутствуют иждивенческие настроения и нежелание руководства брать на себя ответственность за экономическое развитие и инвестиционную привлекательность вверенного региона",— констатирует Надежда Сивашева, эксперт Центра региональных программ совершенствования госуправления НИУ ВШЭ. В условиях, когда налоговые полномочия и финансовые ресурсы сосредоточены на федеральном уровне, возможности региональных властей невелики, успех региона зависит "не только от эффективности законов и вообще региональных институтов поддержки бизнеса и привлечения инвестиций, но и от личных качеств руководства". 

Однако (вероятно, в силу уже упоминавшихся административных причин) регионов с активными руководителями не так много. "Ожидание финансовой помощи и точных инструкций с федерального уровня — наиболее распространенная стратегия регионов",— резюмирует Сивашева. Как подчеркивает ее коллега Владимир Елисеенко, такого рода "просто бездействие" можно считать худшим примером управленческой практики региональных властей. 

Региональная дифференциация, продолжает Елисеенко, касается "и объективных параметров социально-экономического развития, и общей активности руководства региона в доходной сфере, то есть в политике развития доходной базы бюджета". Это "могут быть и налоговые преференции, и проектная активность, и привлечение государственных инвестиций с федерального уровня, и комплексные проекты развития (кластеры, свободные экономические зоны, технопарки)". 

"Сравните хотя бы Калужскую область и остальные прилегающие к Москве регионы: условия схожие, а результаты разные",— указывает эксперт. Среди образцов лучшей региональной практики он называет не только Калужскую область, где власти сделали ставку на "привлечение любых инвестиций под гарантии активного содействия", но и Краснодарский край (выставочно-ярмарочная активность, проектный подход), и Липецкую область (свободные экономические зоны). Эти регионы развиваются быстрее других, и, как подсчитали "Деньги", их отставание от сырьевых передовиков по среднедушевому ВРП в последнее десятилетие стало сокращаться (в случае Калуги, к примеру, с 7,8 раза до 5,9). 

 

С формальной точки зрения, о том, что власти региона не сидят сложа руки, можно судить по объему привлеченных инвестиций на душу населения, но только на него ориентироваться нельзя, отмечает Елисеенко: "Во-первых, он не учитывает малый и средний бизнес, во-вторых, его достаточно сильно сбивают инвестиции добывающих компаний, которые, понятное дело, осуществляются "по месту залегания"". Кроме этого параметра можно учитывать "параметры качества государственных услуг (регионального уровня) в земельно-имущественной сфере: например, как быстро можно получить разрешение на строительство или как быстро можно получить земельный участок в аренду", говорит эксперт. 

 

Прочитать стать можно на сайте Коммерсантъ-Деньги >>