(495)-989-48-67

info@gosreforma.ru

7 июня 2013 года вступили в силу изменения, внесенные в Федеральный закон от 21.07.2005 № 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", касающиеся совершенствования порядка расторжения контракта, в том числе, расторжения в связи с односторонним отказом заказчика от исполнения контракта.

Аналогичные положения относительно случаев и последствий расторжения контракта содержит Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд", который вступает в силу с 1 января 2014 года.

 

14 августа 2013 г. в Высшей школе экономики состоялось расширенное открытое совещание рабочей группы Экспертного совета при Правительстве РФ по вопросам государственных расходов и государственных закупок, на котором присутствовали представители Высшей школы экономики, Торгово-промышленной палаты РФ, ММВБ, Росатом, РусГидро, РосПИл, Банк Москвы, Ассоциации Электронных Торговых Площадок, органов исполнительной власти, и другие представители научного и экспертного сообщества.

 

Повестка дня была посвящена условиям и правовым последствиям расторжения контрактов в сфере госзаказа. Проводилось совещание в рамках проекта Открытого правительства по апробации введения институтов  контрактной системы, развития общественного контроля и открытости закупочных процедур.

 

Новый федеральный закон о контрактной системе в сфере госзакупок вступит в силу с началом следующего года. В рамках закона предусмотрены случаи изменения условий контракта. Например, когда снижается цена контракта или поставляемого товара, изменяется количество поставляемых товаров, работ и услуг или условия контракта, а также в случае уменьшения ранее доведенных лимитов бюджетных обязательств государственного или муниципального заказчика как получателя бюджетных средств. Также 44 Закон предусматривает возможность одностороннего расторжения контракта. И это главная новация контрактной системы. Причем, информация о поставщике, с которым контракт был расторгнут в одностороннем порядке, включается в реестр недобросовестных поставщиков.

 

«Закон предусматривает, что односторонний отказ от исполнения контракта осуществляется в соответствии с гражданским законодательством. Однако Гражданским кодексом предусматривается возможность такого отказа заказчика не только в случаях, когда другой стороной существенно нарушаются условия контракта, но и вообще и без оснований, - заявил Дмитрий Илюшин, эксперт в области публичного права Центра региональных программ совершенствования государственного и муниципального управления ИГМУ НИУ ВШЭ, - Согласно статьям 717 и 782 ГК РФ, заказчик может в одностороннем порядке расторгнуть контракт подряда или оказания услуг в любое время без каких-либо причин».

 

Кроме того, законом о госзакупках фактически отменяется обязанность заказчика компенсировать подрядчику убытки, вызванные необоснованным односторонним отказом заказчика от исполнения контракта. Все это, по мнению эксперта, может позволить недобросовестным заказчикам злоупотреблять своим правом и оказывать давление на контрагентов.

 

При этом Илюшин отметил некоторые особенности включения поставщик (подрядчика, исполнителя) в реестр недобросовестных поставщиков в связи с односторонним отказом заказчика от исполнения контракта. Хотя положения 95 статьи закона предусматривают, что в реестр вносятся все такие поставщики, норма специальной статьи 104 закона оговаривает, что включению в реестр недобросовестных поставщиков подлежат только те лица, контракт с которыми в одностороннем порядке был расторгнут в связи с существенным нарушением его условий.

Бурная дискуссия развернулась относительно условий расторжения контракта, в частности вокруг введения обязательной экспертизы товара при расторжении контракта за ненадлежащее качество.

 

«Именно эксперты, обладающие специальными знаниями, должны оценивать качественные характеристики того или иного товара и должны проводить оценку необходимости расторжения контракта, если отказ связан с «качественными» характеристиками, -  заметил  Олег Сиваков, заместитель директора Департамента экономической безопасности предпринимательства Торгово-промышленной палаты РФ, -Экспертиза требует определенных знаний в каждой отрасли. И отдавать экспертизу чиновнику, который не владеет этими знаниями – прямой путь к коррупции. Также необходимо установить обязательность проведения экспертизы при расторжении контракта по такому основанию как «невозможность исполнения», так как это оценочная категория. В первых редакциях контрактной системы, которые были согласованы ТПП, такое положение было».

 

«Новая норма закона дает заказчикам инструмент шантажа неудобного исполнителя, - заметил Илия Димитров, исполнительный директор НКО "Ассоциация Электронных Торговых Площадок", - В зоне риска окажутся малые предприятия, количество которых у нас в последнее время итак сокращается».

 

На что Андрей Булавинцев, начальник отдела размещения заказов в сфере обеспечения транспортной инфраструктуры Государственного комитета Республики Башкортостан по размещению государственных заказов, предложил предусмотреть механизмы административной ответственности для самих заказчиков при недобросовестном расторжении контракта

 

Надежда Щепеткова, советник Департамента правовой и корпоративной работы Госкорпорации «Росатом», обратила внимание на тот факт, что при разработке типовых форм государственных контрактов они столкнулись с проблемой одностороннего отказа при поставке товаров для государственных нужд.

«На наш взгляд, здесь существует коллизия, поскольку 44-ФЗ,  также как и 94-ФЗ нас отсылает к гражданскому законодательству, а Гражданский кодекс РФ указывает, на то, что односторонний отказ неприменим для поставки товаров, работ и услуг для госнужд», - заключила Надежда Щепеткова.

 

Сергей Дашков, директор группы «Энергосервис» предложил скорректировать нормы об ограничении замены поставщика по контракту и более внимательно отнестись к оценочному понятию «соразмерность» при снижении цены. Также Сергей Дашков отметил, что законодательство содержит не вполне четкие формулировки относительно снижения цены контракта при его заключении при дозакупке после досрочного расторжения.

 

В рамках дискуссии были подняты вопросы: Что такое нормальная экспертиза товара при расторжении контракта за ненадлежащее качество? Где найти нормальных экспертов? Какова Цена экспертизы и как она будет заложена в бюджет?

 

По словам Веры Дьячок, начальника управления муниципального заказа города Твери, чтобы процесс расторжения контракта в одностороннем порядке был прозрачным, и подрядчик четко понимал, где он неправ, нужно ввести документы по приемке товара, по оценке качества и экспертизе товара.

«Не будет коррупции, если будет проведена нормальная экспертиза товара. А говорить о расторжении контракта в одностороннем порядке можно только в случае, когда будет четко прописана новая инструкция о приемке товаров. Ведь существующая инструкция была актуально еще в 60-х годах», - констатировала Вера Дьячок.

 

«Проблема  не в отсутствии новой инструкции, а в тотальном неприменении существующей инструкции приемки продукции», - парировал Сергей Янсон, директор по закупкам ОАО "РусГидро", - рассказав об опыте РусГидро в разработке регламентов экспертизы товаров на базе существующей инструкции.

 

Анатолий Шашкин, юрист РосПил попросил разъяснить, как сложится ситуация с административным порядком обжалования в случае несогласия с односторонним расторжением контракта.

 

Участники дискуссии согласились, что нормы закона о расторжении контракта в одностороннем порядке и последующем включении поставщика в Реестр недобросовестных поставщиков непрозрачны и предоставляют заказчикам новые и весьма ощутимые инструменты давления на неугодного поставщика, а это ведет к росту коррупции.

 

Были выдвинуты предложения по фиксации в законе исчерпывающего перечня «объективных» оснований расторжения контракта, введения обязательности проведения экспертизы, если отказ связан с «качественными» основаниями, и введения процедуры внесудебного обжалования решения заказчика об одностороннем отказе заказчика от исполнения контракта.